О психологии, интеллекте, характере собак и немного о чудесах

Часть II

Продолжение. Начало в № 6` 2004

Я — КОНЦЕПЦИЯ ИЛИ САМОСОЗНАНИЕ

Группа специалистов под руководством профессора Джона Аллмана из Калифорнийского технологического института обнаружила у некоторых высших животных, в том числе и у собак так называемые «нейроны самоидентификации». Это особые мозговые клетки, отвечающие за самосознание, таким образом, собака ощущает себя отдельным неповторимым существом, личностью, мало чем отличаясь в этом отношении от человека, у дельфинов, кстати, ЭТИХ клеток оказалось даже больше, чем у человека.

ПОНИМАНИЕ СЛОВ

Трудно сказать, почему официальная кинология советских времен объявила, что собаки не понимают слов. Тогда как же они могут понимать команды, поданные в словесной форме? То же самое утверждает и Уитни, приводя совершенно абсурдные доказательства: если собаке вместо усвоенной команды сказать другие слова, совпадающие по значению, то собака растеряется и не среагирует. Если команду подаст не хозяин, а незнакомым человек — собака опять-таки не поймет чего от нее хотят (a это уже и вовсе выдумка!). Предполагаю, что если бы господину Уитни предложили присесть на китайском или фарси, то он тоже бы ничего не понял и вряд ли бы он бросился немедленно исполнять приказ незнакомого человека, но мы ведь не стали бы делать из этого далеко идущие выводы. Ни человек, ни собака не могут самостоятельно определить: что означает слово, услышанное впервые. Кто-то должен им либо показать наглядно, либо объяснить при немощи уже известных слов, причем не обязательно прямо, можно использовать контекстовые подсказки. Бергман отмечает, что собаки, без какого бы ни было целенаправленного обучения, начинают понимать смысл слов, употребляемых в повторяющихся ситуациях. Причем, чем значимее для собаки событие своей приятностью или, наоборот, неприятностью, тем быстрее она уясняет значение слова. Так собака, проходящая курс инъекции, услышав в разговоре хозяев слово укол, немедленно прячется, а патриот желудка проявляет радостное возбуждение, слыша названия любимых продуктов. Лоренц и вовсе считал, что собака понимает человеческую речь лучше обезьяны, хотя и уступает ей в других проявлениях интеллекта. «Словарь» собаки может состоять из нескольких десятков и даже нескольких сотен слов, в зависимости от интеллекта особи и от того, насколько активно общается с собакой хозяин. Первое слово, с которым обычно сталкивается щенок — это его кличка. Малышу нужно где-то 1-3 дня, чтобы запомнить свое имя. Хотя я как-то читала о бладхаунде, которым до года не мог усвоить как его зовут. Был ли он настолько глуп или, наоборот, настолько умен, чтобы притворяться и извлекать определенные выгоды из статуса глупой неуправляемой собаки? Но, возможно, как раз из-за таких экземпляров в книгах по собаководству рекомендуют выбирать для собаки простое одно-, двухсложное имя и далее не менять его. Я не ставила специально цели опровергнуть эти рекомендации и не питалась проводить эксперименты над своими собаками, но как-то так уж получилось, что у всех моих собак по несколько имен — это ласковые и уменьшительные варианты основного имени и часто довольно-таки длинные. Но вот у моего кобеля Эраста есть второе имя, совершенно не созвучное первому — Гаврюша, которое он получил в детстве за то, что был очень крепеньким, толстеньким и галопировал с изяществом молодого бычка, и собака реагирует на оба имени. А у Рика настоящая чехарда имен: сначала он был Рюшечкой, потом Хрюшечкой, потом Хрюней, потом Хрюнделем. Сейчас он Хряпа и никакого неблаготворного влияния на нервную систему, настроение и послушание собаки я не заметила. Кроме того, есть общий для всех собак огромный список ласковых прозвищ, типа: детки, птички, зайчики и еще небольшой списочек совсем неласковых имен, на которые реагирует вся стая. Еще раз опровергну Уитни — собака в состоянии понять, что один и тот же предмет, одно и то же действие могут называться разными словами. Например: когда я гуляю со своими собаками и приходит время возвращаться домой я могу дать следующие команды: «поворачиваем», «назад», «домой», — и собаки, включая щенков, среагируют должным образом. А уж когда приближается время кормления или время идти на прогулку, то можно и не говорить соответствующие слова (тоже в нескольких вариантах), а достаточно как в известном анекдоте, спросить: «Ну, что?» Я могла бы привести еще множество случаев, доказывающих, что собаки понимают и отдельные слова и фразы, но все непредвзятые собаководы и сами прекрасно ЭТО знают, настолько это очевидно, и для этого, всего-навсего, нужно разговаривать с собакой, причем объем и уровень информации должны обязательно немного превышать возможности собаки к их усвоению. Точно так же мы развиваем умственные способности и у наших детей. Если бы лет сто назад кто-нибудь сказал, что от того, насколько много разговаривает мать с младенцем со дня его рождения зависит уровень интеллекта ребенка в будущем, то такого человека сочли бы чудаком, а того, кто посоветовал бы разговаривать с эмбрионом и вовсе — сумасшедшим. Теперь-то мы знаем, насколько это важно и официальная наука выдвигает ряд гипотез, объясняющих этот феномен, вот только есть ли среди них верная — пока еще вопрос. А вот свежайшие новости от ученых-биологов: такой же положительный эффект наблюдается и у щенков, с которыми хозяева начинают общаться еще до момента рождения. Чудеса? Нисколько! Я, лично, всегда это знала и делала, не ожидая одобрения науки. Чем больше вы будете разговаривать с собакой, тем чаще она будет радовать вас пониманием ситуации, а то и вовсе удивит, демонстрируя незаурядные возможности которые следовало бы отнести даже не к пониманию слов, а к чтению мыслей. Собака иногда может понять смысл слов, услышанных впервые в жизни или просто недоступных собачьему пониманию. Такие озарения происходят крайне редко, поэтому повторить их в лабораторных условиях не представляется возможным и потому остается в силе то, что значение слова должно быть вначале объяснено собаке. При этом не нужно путать такие случаи со способностью собаки извлекать из речи человека знакомые слова и воспроизводить в памяти ситуации, при которых эти слова употреблялись ранее.

Пример. Ники была еще совсем молоденькая, на прогулке она прочуяла что-то очень интереснее, остановилась, чтобы повнимательнее обнюхать и отстала от меня. Я подзываю собаку, но она так увлечена, что не реагирует. Начинаю сердиться, покрикиваю — никакого эффекта. Окончательно рассердившись, говорю: «Вот я сейчас хворостину возьму!» Ники подпрыгнула от возмущения, хотя слово хворостина она слышала впервые в жизни и уж, конечно, не знала о важнейшей роли этого предмета в воспитании собак. Она рванула ко мне, и я побыстрее подняла какую-то веточку с земли, чтобы продемонстрировать правдивость своих слов. Веточка была немедленно вырвана из моих рук и разгрызена на мелкие кусочки, но с тех пор и по сей день упоминание хворостины является самым действенным способом пресечь нежелательные действия. Еще пример: в жаркий июльский полдень Ники уселась на открытом месте. Говорю ей: «Что ж ты уселась на солнцепеке? Перейди в тень» Такса немедленно встала и, перейдя на метр в сторону, села в тенечке, может быть все это совпадения? Но таких «совпадений» я могла бы привести еще очень много — рамки статьи не позволяют. А комментарий к этим пример рам будет в следующем разделе.

НЕСТАНДАРШЫЕ СПОСОБНОСТИ

Писать о всяких чудесах и экстрасенсорных способностях — дело неблагодарное, сразу же будешь причислен к разряду людей несерьезных и не заслуживающих доверия. Тем более обидно, что к наличию подобных способностей у людей я отношусь с некоторой долей скептицизма, и даже в тех редких случаях, когда ученые действительно подтверждали сверхвозможности человека (Мессинг, например), я не усматриваю за этим мистики и потусторонних сил. Но некоторым поступкам собак очень трудно найти разумное объяснение. Есть множество свидетельств того, что собаки на расстоянии чувствовали, когда с их хозяином случилось несчастье. Впрочем, подобную способность уже вроде бы признали и у людей, особенно у близнецов, хоть и не объяснили. Я не раз слышала о способности собак предчувствовать приход хозяина минут за 5-10 до его появления, хотя в это время человек еще находился вне пределов слышимости. Моя Эльза всегда каким-то образом узнавала, что во время ее отсутствия что-то положили ей в миску. Она проявляла не свойственное ей нетерпение пока мылись лапы, и даже поскуливала. А, освободившись, немедленно бежала на кухню. Можно было бы объяснить это способностью собаки с большой точностью определять местонахождение источника запаха, даже из другого помещения. В отношении мяса, колбасы, пожалуй, можно согласиться, ну а если это кусочек печенья, целый кулек которого лежит на кухонном столе буквально в метре от миски? В том, что чутье у нее не было настолько феноменальным подтверждала игра в прятки. Мы запирали Эльзу в кухне, дочка в это время пряталась, а затем собака ее увлеченно разыскивала. При этом Эльза никогда не пользовалась обонянием, что и понятно — весь дом пропитан запахами хозяев и выделить источник достаточно сложно. Вначале она шла к месту, где дочка пряталась в последний раз, потом обходила обычные места прятанья, затем искала в необычных. Почему в этом случае не срабатывало предвидение? Наверное, потому, что игра — это просто игра, а еда — это для нее святое.

Или вот еще ситуация: приходит хозяин домой и еще не произнесено волшебное олово «охота», еще не извлечены из кладовки ружье и рюкзак, а охотничья собака только в глаза посмотрела и уже поняла, и затанцевала, и завиляла радостно хвостом. И пусть не сейчас, немедленно, а только завтра — она и это понимает и радостно ждет, только подтвердите, что она не ошиблась! Вряд ли можно отнести это к умению собаки разбираться в человеческом мимике, хотя собаки великолепные физиогномисты и именно так определяют настроение хозяина и даже болезнь. К тому же у больного человека еще и запах меняется, так что тут никакой экстрасенсорики нет. А вот способность собаки определять личностные характеристики человека ни физиогномикой, ни обонянием не объяснишь. Многие владельцы собак знают, что если дружелюбная к чужим людям собака неприязненно относится к тому, кто считается другом семьи, то права, в конце концов, оказывается собака, меня уже на протяжении многих лет не устают удивлять психоаналитические способности моих собак.

Едем как-то с Ники в электричке с дачи. Вагон нам достался странный, вместо лавок — кресла, как в междугородных автобусах. Я сижу в самом конце вагона, Ники дремлет у меня на руках, не обращая внимания на входящих и выходящих на каждой остановке людей. Вдруг вскакивает и начинает заливисто лаять на кого-то или что-то в другом конце вагона. За высокими спинками ничего не видно и я ничего не могу понять. Сидящим с краю мужчина объясняет, что в вагон зашли контролеры, конечно же, собака среагировала на требовательным и, возможно, агрессивный тон проверяющих, но вряд ли до их появления в вагоне была тишь да гладь. Кто-то мог прикрикнуть на расшалившегося ребенка, обязательно поругивали власть, но каким-то образом Ники определила: что не имеет к нам отношения, а что имеет, хоть мы и с билетом. Опять же с Ники еду в метро, опять она спокойно лежит у меня коленях. На станции в вагон входит профессиональная нищенка, уже много лет побирающаяся в метро с постоянно меняющимися младенцами. Она только вошла, и еще рта раскрыть не успела, как Ники уже вскочила. И только побирушка заговорила — такса тут же разразилась лаем. Она не делала никаких агрессивных выпадов сторону рядом стоящей женщины. Лаяла, задрав морду кверху, но при этом исключительно противным голосом и даже с каким-то подвыванием, как будто передразнивала. Надо отдать должное профессионализму нищенки — продекламировала весь текст и ни один мускул на лице не дрогнул, но ушла из вагона не солоно хлебавши, дружно смеющиеся пассажиры не дали ни копейки, что лишний раз доказывает: мы больше доверяем собачьей интуиции, чем своем.

Еду недавно с 8-месячным щенком на выставку. Несколько часов в междугородном автобусе — это достаточно сложно для малыша, его укачало, он совсем раскис. На трассе автобус останавливает гаишник, водитель выходит, о чем-то довольно спокойно говорит с гаишником, показывает документы, они стоят за окном как раз напротив моего места и вдруг у кобеля шерсть на холке дыбом, он начинает сердито рычать и лаять на блюстителя порядка. Видимо что-то есть такое до всех этих проверяющих, лгущих, притворяющихся, наделенных властью, что очень не нравится таким открытым существам, как собачки и что животные чувствуют в людях даже когда те молчат и ничего не делают. Иду с собаками мимо автобусном остановки, где стоят несколько человек и один из них милиционер. И тут моя Веня начинает с остервенением рваться с поводка и лаять понятно на кого. С одной стороны — ужасно стыдно, еще, чего доброго, люди додумают, что у меня проблемы с законом. С другом стороны — очень интересно: что собака могла почувствовать с расстояния 10 метров? Может это просто реакция на форму? Мы часто с Венечкой выезжаем за границу, то на выставки, то на вязки и она так же недоброжелательно реагирует на таможенников, но вот проводники тоже ходят в форме и даже отбирают у нас наши вещи (билеты), а собака совершенно спокойна. И почему-то совсем не реагирует на милиционера, живущего в нашем подъезде.

Если подытожить и этот раздел и предыдущие, то можно сказать, что нам еще не известны до конца все механизмы получения, усвоения и обработки информации мозгом собаки. Скорее всего, в этом области нас ожидает еще масса интереснейших открытий и сюрпризов!

Продолжение следует.
Лариса Пасечник

   
© 2001-2004 г. Журнал "Питомцы - Pets" Web-дизайн Владимира Стрельникова